«Тетради – боль любого филолога»

«Все профессии – от людей, и только три – от бога: педагог, судья и врач». Каков он, современный совершенный педагог, как им стать? Об этом – в интервью с учителем-филологом средней школы села Частая Дубрава, победителем районного конкурса «Учитель года-2020» Кристиной Таравковой.

Когда задеты живые струны детской души

– Кристина Алексеевна, как решились участвовать в таком непростом и ответственном конкурсе, как «Учитель года»? Хотя это не первый подобный конкурс в вашей учительской биографии…
– Да, в 2015 году я стала призером районного конкурса «Стажёр года». Но тогда было тяжелее, ведь мой педагогический стаж был всего-навсего год. Эти конкурсы – прежде всего, проверка себя, на что ты способен, проверка выдержки, профессиональной компетентности. А еще это ни с чем не сравнимый опыт, который приобретается и не забывается!

– Коллеги помогали?
– Подготовка была значительной: огромное количество литературы, масса идей, предложений. Конечно, помогал весь педагогический коллектив. Я благодарна директору школы Юрию Викторовичу Григорьеву, его заместителям Елене Анатольевне Юсовой и Наталье Александровне Моргуновой, педагогам Вере Ивановне Григорьевой и Вячеславу Алексеевичу Костромину. И особенно Нине Васильевне Будановой! Когда-то она учила меня русскому языку и литературе, была классным руководителем, а теперь – коллега и старший наставник в профессиональной деятельности.

– Верили в победу?
– Честно говоря, на победу в конкурсе не рассчитывала, так как понимала, что другие участники, а их было четверо, имеют больший опыт в профессии.
На уроке литературы в незнакомом классе я старалась показать не обилие методических приемов и технологий, а человечность – в писателе Бунине, в его герое, в себе, в конце концов. Все удалось, все получилось. После урока – вопрос: «А вы ещё к нам придете?» – и всё ясно, цель достигнута, задеты живые струны детской души. А на методическом семинаре я представила опыт работы. Было легко, потому что технология развития критического мышления, о которой я рассказывала, применяется мною на уроках постоянно.

– Какой-то вывод сделали для себя, участвуя в конкурсной программе?
– После конкурса поняла главное: совершенно неважно, сколько у учителя методов и приемов (хотя это очень нужно), главное – быть, прежде всего, человеком в отношениях с детьми. Они чувствуют фальшь, ложь, неискренность, поэтому правильнее всего оставаться собой и показывать детям только лучшее в себе.

«Любовь к родному языку и чтению – от мамы»

– Нередко дети выбирают профессию по зову крови. Вы тоже?
– Я, наверное, не «классический» пример. Родители обычных «рабочих» профессий: продавец и водитель. Хотя мама хотела быть учителем. Но учебу в Лебедянском педагогическом училище не закончила – я родилась. Однако любовь к родному языку и чтению – однозначно от неё!

– Где прошли ваши школьные годы?
– Родилась я в Данковском районе. С первый по пятый класс училась в московской школе, затем – на малой родине, а с 9 по 11 класс – в школе села Частая Дубрава. Училась всегда с удовольствием. Нравилось узнавать новое. Но больше всего я любила читать, чему научилась в три года. Я поглощала буквально всё: рассказы, повести, газеты… Привлекали меня романы Достоевского и Толстого, стихотворения Маяковского и Есенина, Высоцкого и Окуджавы…
Помню, однажды пришла в библиотеку села Ярославы Данковского района, а библиотекарь говорит: «Кристина, всё прочитано, ничего не осталось!». Это, конечно, меня огорчило, но не остановило. Приносили книги соседи, знакомые.
Мне трудно понять современных ребят, у которых столько возможностей для чтения (электронные и бумажные книги на любой вкус, аудиокниги), но – не читают! Нам же приходилось искать, добывать информацию, неделями ждать, когда освободится книга. А сейчас даже редкие экземпляры доступны, всё можно найти, но… Это главная проблема многих современных детей, к сожалению. Переставая читать, человек перестает мыслить…

– Сейчас у вас те же предпочтения в литературе?
– Классика, конечно, вне конкуренции. Но в последнее время читаю больше православные книги – Наталии Сухининой, Юлии Вознесенской, Тихона Шевкунова, Николая Агафонова, Олеси Николаевой. Рассказы, повести о настоящей жизни – интересны будут людям всех возрастов.

«Хочется быть учителем»

– Подавая документы в педагогический вуз, вы хотели непременно быть учителем?
– Честно говоря, поступала на филологический факультет ЛГПУ только с единственной целью – стать журналистом. К слову сказать, помимо педагогического образования имею специализацию «практическая журналистика». О том, что когда-нибудь стану учителем, я не могла даже предположить. С детства мечтала стать артисткой или журналисткой. Писала стихи, увлекалась публицистикой, любила разбираться в острых вопросах современности…

– И все-таки вы – в школе. Почему?
– Наверное, я оказалась там, где я есть, в первую очередь благодаря литературе.
Первые четыре года в университете я училась, совсем не думая о том, что буду работать по специальности, была настроена посвятить себя журналистике. А на четвертом курсе меня направили на практику в родную школу. Эта практика изменила мое представление о профессии учителя. Помню, меня чрезвычайно удивила активность пятиклассников. Их детская любознательность и подкупающая непосредственность сразу запали в душу.
А следующий год практики запомнился заинтересованностью одиннадцатиклассников, а также строгими замечаниями учителя-методиста. И, наверное, только после этой второй практики, случившейся на пятом курсе, я начала понимать, что мне хочется быть уже не практиканткой, а учителем.

– С какими чувствами вы, дипломированный учитель, пришли в свою родную школу, которую окончили всего пять лет назад?
– Чувства были странные: 1 сентября – а я снова иду в школу. Все мои одноклассники давно прошли свои «университеты», а я вновь вернулась в школьные стены.
И вот – первый классный час, а затем и первый урок. Цветы, поздравления, знакомство с ребятами и родителями, имена, которые я еще не могу запомнить, но уже вижу, что у детей такие разные характеры. Как же это интересно!
Однако первые несколько месяцев работы давались все же тяжело. Казалось, что ничего не успеваю. Целыми днями готовила конспекты уроков, проверяла тетради, заполняла журналы, общалась с родителями, решала проблемные ситуации… И так день за днем.
В голове было множество мыслей, и трудно было разобраться во всем, не остановившись хотя бы на минуту. И, пожалуй, главный вопрос, крутившийся в голове в ту пору, звучал так: «Есть ли во мне талант педагога? Стоит ли продолжать?».

– И как поняли, что стоит продолжать?
– Практически сразу я осознала, что вести уроки мне нравится. Но они получались разными: яркими и посредственными, эффективными и не очень, четко выстроенными и скомканными. Но ведь я только училась! Благо, мне помогали в родной школе старшие коллеги советами, рекомендациями.
И все-таки я сомневалась. Сомневалась в том, правильный ли путь выбрала в жизни, думала, стоит ли мне посвящать себя – именно посвящать, по-другому и не получится! – школе и детям. Анализировала собственные сильные и слабые стороны. И пришла к выводу: стоит.
Преподавание – работа сложная, но творческая. Выбрать правильную форму для той или иной темы непросто, поскольку хочется, чтобы каждый урок чем-то запомнился детям, задел за живое. А это зависит, в первую очередь, от меня. И при подготовке к каждому уроку я должна это помнить.

Важно открыть человеческое в человеке

– Уча других, мы учимся сами, говорил Сенека…
– Неоспоримым достоинством профессии является то, что работа развивает, в первую очередь, самого учителя. К примеру, пытаясь построить качественный урок, я просматриваю не только многочисленные конспекты других учителей и методические рекомендации, но и перечитываю изучаемое произведение, переосмысливаю его для себя, просматриваю экранизации.
Стараюсь на каждом уроке русского языка напомнить ребятам и о существовании великой русской литературы, познакомить их – хотя бы зрительно, через цитаты, маленькие отрывки из произведений, портрет автора – с тем богатством, которым посчастливилось обладать русскому народу. Готовясь к занятиям таким образом, я занимаюсь самообразованием, нахожу то, о чем, возможно, и не узнала бы, если бы не было необходимости поведать об этом детям.
Да, конечно, я каждый день, на каждом уроке продолжаю учиться, и, может быть, учусь даже больше своих учеников. Учусь становиться толерантнее, спокойнее, брать на себя ответственность, отвечать – и в первую очередь перед собой! – за свои поступки, за каждое высказанное слово, ведь оно может обидеть, а может и вдохновить! Может быть, и не все еще пока получается, но это лишь вопрос времени.

– Теперь вы можете сказать, что педагогика – это ваше призвание?
– Однозначно – да! Я считаю, что свое дело нашла – великое и прекрасное. Учитель – это, скорее, не профессия, это призвание. Не каждый может стать художником, великим музыкантом или актером. Не каждому дано стать и настоящим учителем…
Теперь я с любовью и гордостью говорю: «Моя профессия – УЧИТЕЛЬ»!

– В каких классах вы преподаете свои любимые предметы? Какова успеваемость учеников?
– В этом учебном году преподаю русский язык и литературу в восьмых, девятом и одиннадцатом классах. А еще учу учеников 4 и 5 классов основам православной культуры. В 4 и 5 классах – 24-25 человек, в старших – в два раза меньше, а в 11 классе – четыре ученицы. Успеваемость – 100-процентная. А еще я классный руководитель в 9а. Ребята интересные, дружные, любознательные, а главное – человечные!

– На ваш взгляд, учебная программа сложная?
– Учебная программа направлена на развитие разносторонней личности, что, безусловно, не может не радовать. Подчас кажется сложной. Но внедрение ФГОС позволяет сделать обучение сложному доступным и понятным для всех. Методику преподавания предпочитаю коммуникативную. В работе использую различные технологии и методы: развитие критического мышления через чтение и письмо, технологии проблемного обучения, информационные и коммуникационные технологии (ИКТ), технологию разноуровневого обучения, технологию сотрудничества, игровые и здоровьесберегающие технологии. Считаю их «рабочими», а главное – продуктивными.

– Кристина Алексеевна, некоторые абитуриенты часто не выбирают филологический факультет только из-за того, что в будущей профессии приходится много времени тратить на проверку тетрадей…
– Тетради – боль любого филолога! Огромное количество работ, трудноразбираемый почерк, ошибки – это все у нас, у русоведов. Домашние упражнения, изложения, сочинения… Привыкаешь!
Первый год было тяжело, приходилось носить 2-3 пакета с тетрадями домой на проверку. Но потом всё как-то наладилось. Да, бывает тяжеловато, но это того стоит! Иногда откроешь сочинение – и раскрывается тебе двоечник с другой стороны, с человеческой. А ведь это самое главное – раскрыть человеческое в человеке!

Без права на ошибку

– Учитель-филолог имеет право на ошибку в произношении слов, в грамматике и т.д.? Поправляете ли речь ученика?
– Учитель-филолог не имеет права на подобного рода ошибки. Конечно, мы можем ошибаться, но только не в профессии. Я всегда думаю: «А если меня будет оперировать хирург, «имеющий право на ошибку», каково будет мне?» Всего знать человек не может, но филолог, как и хирург, одним неосторожным, необдуманным словом может ранить сознание ребенка.
Если учитель ошибается, что же остаётся детям? Они будут считать это нормой! Безусловно, ребята ошибаются, поправляю. Если затрудняюсь, вместе ищем правильный ответ. Это очень действенно: дети видят в тебе человека, который знает не все, и их это тоже стимулирует на поиск ответа вместе с учителем или без него.

– Ваш стиль преподавания – авторитарный?
– Никоим образом! Только демократический! Всегда готова выслушать точку зрения ребенка, его аргументы, и совместными усилиями приходим к общему знаменателю!

– Приемлете нецензурную речь? Как относитесь к сленгу?
– Резко отрицательно – к нецензурной речи. Борюсь, убеждаю, поправляю. В школе этого нет, слава Богу, но на улице… Страшна нецензурная брань прежде всего тем, что постепенно разрушает моральные и нравственные устои и, как следствие, – постепенно губит душу человека.
Сленг принимаю. Это очень даже интересно мне, как филологу, откуда «взялось» слово, что означает. Сленг помогает быть «на одной волне» с ребятами. Сама использую молодежный сленг. Почему нет? Важно только знать меру во всем.

– Видный русский ученый-историк Василий Ключевский утверждал: «Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно любить то, что преподаешь, и любить тех, кому преподаешь». А каково ваше мнение по этому поводу?
– То же самое говорил и Лев Николаевич Толстой: «Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он совершенный учитель». Без сомнения, без любви к профессии, без любви к ученикам не может быть качественной работы. Но обучение – процесс обоюдный. Учителя должны стараться выполнять свою работу как можно лучше, беспрестанно развиваясь, ну а ученики – стремиться получать от образовательного учреждения максимум знаний.
Говорят, «что посеешь, то и пожнешь». Хотелось бы сеять не «что-то», а некрасовское «разумное, доброе, вечное». А я желаю приобщать детей к тому чудесному миру искусства, который открыла для себя когда-то и продолжаю открывать каждый день, воспитать в них – в первую очередь! – мыслящих личностей, развить в них творческие способности.
Трудно было в начале пути найти самую подходящую для себя и детей систему воспитания. Ведь, чтобы войти во внутренний мир ребенка, нужна долгая дорога поисков, наблюдений, упорной работы, терпения и любви. Чудодейственных рецептов нет, кроме одного – любить детей и принимать их такими, какие они есть…

– Вам можно гордиться своими учениками. Они показывают хорошие знания ваших предметов, например, на олимпиадах…
– Да, мои ученики ежегодно принимают участие в олимпиадах. Всегда есть призеры и победители на школьном этапе Всероссийской олимпиаде школьников. В 2016 году Юлия Молчанова стала победителем муниципального этапа олимпиады по русскому языку. В 2019-м Дарья Зобова одержала победу на муниципальном этапе олимпиады по литературе. А Максим Чирков получил диплом 3-й степени в муниципальном этапе олимпиады школьников по основам православной культуры «Русь Святая! Храни веру православную!».
Есть стимул развиваться дальше – и ученикам, и мне! Я, конечно, этому рада!

Дети и семья

– Какие еще трудности в работе, кроме проверки тетрадей?
– Без трудностей нигде! Прежде всего – огромное количество «бумажной» работы. А как говорил педагог-новатор Василий Александрович Сухомлинский, «…важнейшее условие духовного роста педагога – это, прежде всего, время, свободное время учителя. Пора понять, что чем меньше у учителя свободного времени, чем больше он загружен всевозможными планами, отчетами, заседаниями, тем больше опустошается его духовный мир, тем скорее наступит та фаза его жизни, когда учителю уже нечего будет отдавать воспитанникам…». Добавить к этим словам нечего. Потому стараюсь во время отпуска или в другое свободное время совершенно абстрагироваться от школьных дел.
И вторая трудность – более серьезная – воспитание детей в семье. К сожалению, школа не способна воспитать духовно развитую, гармоничную личность, если в семье не были заложены минимальные понятия о том, как вести себя со старшими, с ровесниками, не были даны понятия добра и зла и другие моральные и нравственные ценности.
Помните, у Владимира Владимировича Маяковского: «Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха: – Что такое хорошо и что такое плохо?» – именно к отцу. Родители закладывают в сознание ребенка эти важнейшие понятия нравственности. Школа лишь подкрепляет родительское воспитание, но не заменяет его.

– Расскажите о своей семье. Как «абстрагируетесь от школьных дел»?
– Замужем, есть сын, Илье – 10 лет. Хотелось бы отметить, что сыну передалась моя любовь к языку и литературе, он очень любит читать и размышлять о прочитанном (чаще всего размышляем вместе). Увлекаюсь вязанием, шитьём, чтением. Из активных хобби предпочитаю прогулки на свежем воздухе и волейбол. Люблю музыку, играю на гитаре. Нравится путешествовать по России. Мечтаю побывать на Валааме!

– Какое ваше жизненное кредо?
– Всегда оставаться Человеком! Детей учу тому же!

368
Обновлено: 02.04.2020 — 17:46